07.04.2017 / by / Биотехнологии / No Comments

Асет подошла к певице вплотную, отчего Диане пришлось смотреть на нее снизу вверх, задрав голову.

– Ты напрасно так возишься, будь решительнее, — добавила Гайрабекова, аккуратно опуская на ее голову «терновый венец».

— Это не лишнее? – неуверенно заметила Арбенина, осторожно касаясь острых шипов.

— Не лишнее, — Асет перехватила ее ладони и без предисловий собственническим жестом поцеловала Диану.

***

— Да что такого? – отмахнулась Асет, будто бы не замечая направленного на нее испепеляющего взгляда Арбениной. – У тебя-то так творческие дела, Свет?

— Отлично все, скоро концерт новогодний играю в Питере.

— Угу, — кивнула Гайрабекова, но трудно было не услышать насмешку. – Новогодний – это какого числа?

— Второго января.

— Второго? – удивленно переспросила Асет. – Новогодние песенки, дед Мороз, зал в карнавальных костюмах?..

— Асет! – еще требовательнее перебила ее Диана.

— Ладно-ладно, — кивнула та, поправляя кольца. – У Ленки Жуковой как дела?

Если до того все можно было списать на излишнюю подозрительность, паранойю и что угодно в том же духе, то теперь с уверенностью Света могла констатировать – Асет просто издевалась.

— Она молодец, а в личную жизнь я к ней не лезу. Но выглядит счастливой.

Асет вновь усмехнулась. Начинало складываться впечатление, что ухмылки – крайняя форма выражения эмоций у этого человека.

— Привет ей предавай, что ли… Так… Я сейчас еще на секунду вас покину, — телефон Асет загорелся входящим сообщением, и она спешно удалилась, вновь оставляя снайперш наедине.

Диана проводила удаляющуюся Гайрабекову взглядом; она будто бы избегала прямо смотреть на Свету. Когда та совсем пропала из виду, Арбенина рефлекторным жестом взъерошила короткие волосы и произнесла фразу, ставшую столь же ключевой в этот вечер, сколько самой горькой в жизни Светланы:

— Вот зачем ты снова пришла?

Нет, ни гром, ни молния не грянули, и даже пресловутая земля не стала уходить из-под ног, однако охотно согласишься умереть прямо так, на месте, только бы никогда не слышать этих слов.

— Пожалуйста, уходи, — тихо, почти шепотом попросила Диана.

***

— Может, их на пол скинуть? Пускай побудут джентльменами!

— Ладно тебе, пусть спят, — улыбнулась Света, подталкивая Диану к выходу из комнаты.

Напоследок она еще раз окинула умиленным взглядом Иволгу и Сандовского, лежавших в обнимку на узком не разложенном диване. Все остальные горизонтальные поверхности, включая ванну, уже были заняты «тушами» непрошенных гостей, что не оставляло снайпершам ни малейшей надежды хоть немного вздремнуть после минувшей шумной ночи.

— Неблагодарное это дело – принимать гостей, особенно в Новый год, — заметила Диана, с трудом устроившись на узком подоконнике, попросив угрюмый кактус любезно подвинуться.


— Самое забавное, что ты эту фразу повторяешь из года в год, однако ничего до сих пор не изменилось.

Пока Арбенина пыталась найти компромисс между желанием курить и нежеланием впускать в кухню холод, Сурганова уже начала приводить их жилище в порядок, начав со сбора по углам пустых банок и бутылок. Диана же, зажав в зубах сигарету, принялась рассортировывать отдельно кожуру и еще целые мандаринки. На этом, в общем-то, праздничный стол оканчивался.

— А мне мандаринку? – обиженно протянула Сурганова, глядя как Динка довольно очищает трофейный фрукт.

— Иди сюда, тогда будет тебе мандаринка.

— Ну Дииин!

Сурганова уже устроилась на полу, подперев стену спиной, и вставать ей совсем не хотелось, даже ради мандаринов.

Долю секунды поколебавшись, Диана затушила сигарету и, спрыгнув с подоконника, опустилось на пол рядом со Светой.

— Держи свою мандаринку, — протянула она уже очищенный оранжевый фрукт.

— Неа, — помотала головой Света.

— Что не так?

— А покормить?

— А ты не обнаглела?

— Ну Дииин! – зарядила Сурганова свой коронный ответ на все случаи жизни.

— Светик, солнышко, — улыбнулась Диана, кладя в рот скрипачки оранжевую дольку. – Вот скажи мне на милость, как я до сих пор тебя терплю?

— Мм… – довольно протянула та. – Потому что ты меня любишь?

Диана только засмеялась, скармливая подруге еще одну дольку.

— А что ты смеешься? Нет, что ли? – но тут очередная порция фрукта прекратила Светкины возмущения. – Да подожди ты! – отмахнулась она он. – Да или нет?

— Ты такая забавная, когда сердишься…

— А ты такая противная, когда уходишь от ответа! Да подожди ты со своими мандаринами, — вновь отмахнулась Сурганова. – Да или нет? Диин?

Лукаво усмехнувшись, Диана поцеловала пахнущую цитрусами Светку, прижимая ее затылком к стене.

— Фээ, ну и обязательно тебе эту дрянь курить? – недовольно высунула язык Света.

Арбенина было собралась еще раз поцеловать ее, как скрипачка сунула ей в рот дольку мандарина.

— На, вот, скушай, — произнесла она и не удержалась от смеха при виде недовольного лица Динки.

— Сурганова!

— Ты как хочешь, а я спать, — заявила Света, опуская голову на колени Арбениной.

— Ты пожелала себе на Новый год дополнительную тонну наглости?

— Вернемся к важному разговору! – Сурганова притворившись, будто не заметила возмущений подруги. – Так ты меня любишь?

— Я временами тебя ненавижу!

— Не любишь, значит? – Света скрестила руки на груди. – Хорошо. Кого тогда ты любишь?

— Можно я тебя придушу?

— Нельзя! Отвечай на вопрос!

— Светик, ну не начинай опять, — устало протянула Диана, запуская пальцы в ее короткие колючие волосы.

— Давай, ты так и будешь сидеть, — довольно улыбнулась Сурганова, закрывая глаза. – Спокойной ночи.

Диана, покоряясь подруге, так и сидела, с трепетом сохраняя в памяти умиротворенные черты лица подруги, движение ее чуть подрагивающих ресниц, мерное дыхание, и сама того не замечая, нежно гладила колючий ежик. В какой-то момент опомнившись, будто ото сна, она, стараясь не совершить лишнего движения, чтобы не разбудить Свету, достала из кармана пачку сигарет.

— Я все вижу, — пробубнила Сурганова, открыв один глаз, и тут же его закрыла, вновь притворившись спящей.

***

Дождь все усиливался, будто бы насмехаясь над людьми, с тоской глядящими на него и мечтающими, что хотя бы уж 31-го числа, наконец, выпадет снег. Хотя бы немного, этого было бы достаточно для по-настоящему новогоднего настроения, но что-то в звоне разбивающихся капель подсказывало, что людской прихоти так и суждено остаться несбыточной мечтой. Так и скрипачка наблюдала за этими каплями, видя во всем, что с ней происходит горький символизм и иронию.

— Света! – окликнул ее Межевич.

Никита уже хотел зайти внутрь здания, как заметил, что Сурганова ждет его под навесом. Она переминалась с ноги на ногу, явно замерзая, но почему-то не спешила потрудиться застегнуть накинутое на плечи осеннее пальто.

Светлана улыбаясь, махнула ему рукой, но все-таки, дрогнув, не выдержала – слезы выступили у нее на глазах, и она помчалась к клавишнику, чтобы разреветься у него на плече.

5 января 2014, 03:39

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *